Безумие вызывает у нас страх. Этот страх хуже страха смерти. Смерть забирает человека, но оставляет простор для фантазий. Мы добавляем к ней немножко смысла, немножко загробной жизни и флер незапятнанной памяти.

Безумие же забирает личность, разум, оставляя человека быть.

Страх потерять себя… Страх перед неизвестным и непонятным… Страх быть другим и никогда не стать прежним… Все это страх чего-то отличного от сейчас.

Страх перед безумцем – это страх перед инаковостью.

Мы не понимаем, что происходит и чего ожидать. Не знаем, как реагировать на то, что не укладывается в стандартные схемы. Это страх перед тем, что ломает стереотипы и вынуждает и нас отказаться  от благонравности и окоченевшести в пользу непосредственного реагирования на непредсказуемое поведение другого.

Мы не можем к нему приспособиться, потому что не можем его просчитать.

Мы его не понимаем.

Чтобы успешно лечить психическое заболевание психиатрия сблизилась с философией. Философия дала психиатрии инструмент – феноменологию.

Не пытаться объяснить другого человека, впихнуть его в рамки нормы и патологии, поставить диагноз, навесить ярлык, а попытаться понять через описание того, каким для этого человека является мир и как он сам себя в нем ощущает.

И вдруг оказалось, что в мире безумца все имеет смысл. Что его можно понять: что у самого безумия тоже есть смысл и даже свои выгоды.

Что патологическая реальность имеет право на существование и создана безумцем для его жизни с удивительным изяществом.

И вот что любопытно: мы пугаемся этой инаковости безумца, но не видим, что другой человек, также как и безумец, отделен от нас той же пропастью инаковости.

Он другой. У него другой мир, другие фантазии, другое представление о мире и об устройстве жизни в нем.

Мы игнорируем эту инаковость и удивляемся почему не понимаем друг друга, почему не понимают нас.

Теряемся в догадках о чужих поступках и грешим попытками сделать из близких самих себя. Таких понятных, удобных, объяснимых. Чтобы их было проще любить. Чтобы нам было меньше напрягаться.

А нужно, как и в случае с безумцами, не объяснять, лечить и укладывать в схемы, а попытаться понять, услышать то, как он сам описывает свой мир. Поразиться нашей несхожести. И позволить другим быть другими.

Думаю, конфликтов и  страхов стало бы вокруг гораздо меньше, оставь мы попытки переделать друг друга и позволив себе и другим просто рассказывать о себе, просто удивляться непохожести и бесконечно узнавать друг друга. Спрашивая, а не навязывая свое «экспертное» мнение по поводу чужой жизни.

Мы все безумцы друг для друга.

 

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *