Рабочая неделя придумана не спроста. Она хоть и невыносима, но выполняет очень важную функцию. Она создает иллюзию движения, иллюзию преодоления и борьбы. Мы терпим работу, радуемся вечерам и выходным. Ждем отпуска, чтобы оторваться и отомстить за целый год лишений, терпения, пыток и боли.

Эти игры позволяют коротать жизнь от рождения до смерти.

Убрав все это, остается лишь свобода и пустота. И ответственность в том, как ими распорядиться.

Когда я вдохновлена идеей – тревога отступает. Но есть ощущение, что и казалось бы здоровая созидательная деятельность тоже может служить заполнению пустоты. Чтобы только не встретиться один на один с самим собой.

Быть в пустоте невыносимо.

Но очень важно этому научиться. Просто быть – не беря с собой в компанию ни амбиции, ни идеи, ни дела, ни мысли, ни надежды, ни эмоции, ни других людей.

Быть обреченным на одиночество. Быть обреченным на смерть.

И открыть в этом радость текущего момента. Только «Я есть здесь» и ничего больше.

Если смерть ждет за порогом, может быть уже завтра, то жить надеждами и абициями не имеет никакого смысла. Это все фантазии, которые могут быть, а могут и не быть.

Но в здесь-и-сейчас их нет, поэтому мы ничего не теряем, отказываясь уделять им свое время и внимание.

По-настоящему у нас есть только Сейчас и это единственное, что реально потерять.

И мы теряем это Сейчас день за днем, минута за минутой, живя в выдуманных мирах.

Они бесполезны, если мы не живем в Сейчас.

Только Сейчас реально. В Сейчас много тревоги, потому что в Сейчас есть весь Я.

А кто Я без своих амбиций, вещей и формальностей?

А король-то голый…

Переживать свое ничтожество невыносимо.

Открыть для себя собственную ценность и пережить ее – это требует мужества.

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *